');
Футбол

Павел Мамаев: Я – не Супермен. Алана Мамаева: Иногда поражаюсь умозаключениям мужа

86
Спорт: Главные спортивные - новости России и мира

Футболист «Ростова» вместе со своей женой стали гостями прямого эфира Тины Канделаки.

Приводим некоторые фрагменты беседы генерального продюсера «Матч ТВ» с четой Мамаевых.

– Я настолько привык к тому, что все меня критикуют, что не обращаю внимания на то, что говорят в интернете про Алану. Да и про нас обоих вместе. Пришел к выводу, что человека нельзя осуждать. Когда кто-то хочет меня, нас задеть, я жалею этих людей. Узнаю в них себя самого в молодости. Когда мог спокойно сказать какую-то гадость, кого-то оскорбить, и не понимал, как это плохо. Сейчас не желаю никому зла. Люди, оскорбляющие других, глубоко несчастны. Счастливый человек никогда не будет никого осуждать.

– Я и до колонии не был далек от христианства, а, пройдя через все эти испытания, укрепил веру. Более вдумчиво вчитался в то, что сказано в Библии. Понял для себя, что есть хорошо, а что плохо. Семья и вера – две основы для меня на данный момент.

– Когда мы познакомились, у него ни одной не было. Я как-то ему фломастером на спине нарисовала тату, и ему так понравилось, что решил пойти к мастеру. Так и началось. Теперь все тело в татуировках. У нас с Пашей много парных. Со смыслом. Это как люди обручальные кольца носят… Надо думать наперед, что тату в себе несет. Некоторые следуют моде, а так нельзя. Бывает, если не прочитаешь молитву во время нанесения, смысл теряется. В Таиланде целые обряды проводятся. Но у нас до такого не доходило. Нам незачем.

– После той истории в наших отношениях ничего не изменилось. Многие думают, что теперь мы с Сашей держимся друг от друга подальше, но это не так. Мы вместе в это вляпались, и никто никого не винит. Оба сделали свои выводы на будущее, общие. Не было такого, что я – хороший, а ты – плохой. И, скажем, я не боюсь еще раз сходить с Сашей в ресторан. Чего бояться?

– Когда мне позвонили и сказали, что Пашу забрали в «Бутырку», была мысль: к этому все шло. Я тогда подумала: «Ну, наконец-то, нагулялся. Я же говорила, что надо было себя нормально вести! Заслужил». Тогда каждый день у меня был как на войне… А сейчас у нас вообще нет никаких проблем, мы на даже карантине друг друга не достаем.

Могла ли я расстаться с Пашей? Вслух я не могу озвучить все свои мысли. Я просто его люблю, сама не пойму, за что. А вы все красоту его не видите. Плюс, он же развивается, иногда я поражаюсь его умозаключениям. Думаю: «Блин, он же не должен был этого понять». Но я всегда сама принимаю решения, давить на себя не даю.

– Почему я не сдался? А как можно сдаться? Я попал в тюрьму: там никому не интересно, Мамаев я или кто. Я попал в те обстоятельства, в которых надо было оставаться честным и порядочным человеком. Меня мнение чужих людей не интересовало. Я был уверен в себе, в том, что из этой ситуации возьму только хорошее. Так и получилось.

Сейчас ни о чем не жалею, ведь это такой большой опыт. Когда ты живешь в своем мирке, думаешь, что ты неуязвим. А в тюрьме я узнал много интересных людей, понял, что я – не Супермен. Осознал, что жизнь не крутится вокруг меня, а это мы все крутимся вокруг чего-то.

– В человеке я больше всего ценю честность, верность и преданность. Поэтому для меня сейчас только один тренер – Валерий Георгиевич Карпин. У нас с ним очень хорошие человеческие отношения, но грань общения тренера с игроком мы не переходим. И он сыграл ключевую роль в моем переходе в «Ростов». Я ведь хотел остаться в Москве. Были предложения от столичных клубов. Но выбрал карьеру.

– С самого детства, с девяти-десяти лет болею за «Ливерпуль». Это любовь на всю жизнь. Когда играет «Ливерпуль», могу очень громко кричать. Собираю их атрибутику, шарфы, кепки. И это всегда так было. Даже в самые непростые для команды времена. Когда «Ливерпуль» проигрывал, мог сутки ни с кем не общаться. Спросите у ребят из «Краснодара» и ЦСКА, если не верите.

Спорт: Главные спортивные - новости России и мира

Добавить комментарий

');